Немного истории. В XIV-XV веках литовское владычество простиралось от Балтики до Волги и Черного моря. "Под Литвой" находилось, естественно, и Смоленское княжество, и более восточные уделы, такие как Козельский, Мещовский, Мосальский и прочие. Многие русские князья переходили на службу к великому литовскому князю Казимиру. Казимир давал русским князьям земельные наделы (вотчины), сохранял их дворянский статус, освобождал от налогов. Вотчины потом переходили к детям.

 

"Литовские метрики"

 

  На листах 28-29 читаем: "У Смоленской державе другий лист Федору Воротынскому таков Казимир Божью милостью король. Дали есмо что, если первей сего подавали волости в держанье, как то стоять на первых листах выписаны, а сим листом ему подтверждаем. Што там детей написано, ино дали есмо ему у вотчину и его детям. А узревши его верную службу к нам, то учинили. И его детям також с того верно нам служити. На имя волости: Демена, а Городечна с Ужеперепетом, Ковылна, Крайшина, по обе стороне Выси реки, Кцинъозереск, Перемышль, Логинеск, Немьчиновский двор наш у Смоленску с семю человеки, которые на первом нашом листу выписаны. А на то есмо и печать нашу к тому листу приложили..." 

 

 По расчету историка М. Довнара-Запольского грамота Федору Львовичу Воротынскому была дана польским королем в 1455 году. По смыслу грамоты ("...на первых листах выписаны, а сим листом ему подтверждаем") видно, что ей (грамоте) предшествовали другие. И действительно, в списке земельных дач короля Казимира находится следующая запись:" А еще князю Федору Воротынскому три волости: Городечна, Сколудовичи, что даны были Ходыце Басичю, а Ужперед, што Павел Полтев держал. А Ковыльня а Демена со Снопотцом, что Гринко Мишкович держал, вотчинуж Бронеск. Фев. 10, индикат 11. Приказ самого короля. Сопега"(1447 г.)

  

 По смыслу перевода видно, что до Федора Воротынского нашими землями владел какой-то шляхич Гринко Мишкович. За что у него были отобраны эти уделы и переданы в наследство Ф.Л. Воротынский, неизвестно. То, что князь Ф.Л. Воротынский служил у Казимира, подтверждает и историк С.М.Соловьев.

 

 В 1448 году князь Ф.Л. Воротынский взял город Козельск в наместничество из рук Казимира, короля польского и великого князя литовского, и записался к своему государю на службу "без лести и хитрости". С.М. Соловьев снова пишет, что сам Казимир в 1455 году подтверждает, что дал вотчину князю Ф.Л. Воротынскому, "узревши верную его службу".

 

 Федор Львович Воротынский был женат на дочери князя Дмитрия Корибуда Ольгердовича, княжне Марии. Этот брак ставил его в родственные отношения ко всем Ольгердовичам, а вместе с тем и к Казамиру, который приходился княжне Марии двоюродным братом.

  

 И, наконец, еще одна запись в "Литовских метриках". Для нас она является самой главной и основополагающей: "Князю Федору Воротынскому Демена".

 

 Эта запись датируется 1446 годом, и именно ее мы принимаем за самую первую и раннюю дату упоминания Спас-Деменска (как волости Демена) в исторических документах.

 

 К 1494 году к власти в Москве пришел Иван III Васильевич, а в Литве - сын Казимира - Александр Казимирович. При Иване III Российское государство стало расширяться и усиливаться. К нему стали присоединяться отдельные русские княжества. Мало того, объединительная национальная политика Москвы влекла к московскому государю и таких служивых людей, которые имели вотчины в Литовском княжестве. Хотя Казимир  подтвердил за детьми князя Ф.Л.Воротынского пожалованные им вотчины, тем не менее русские князья не остались в литовском подданстве и один за другим присягнули на верность московскому великому князю Иоанну III.

  

 В декабре 1490 года приехал служить великому князю Ивану Васильевичу князь Дмитрий Федорович Воротынский. Следом за ним отъехал в Москву Иван Михайлович Перемышльский - внук Федора Львовича Воротынского. В 1493 году присягнул на верность московскому князю Семен Федорович Воротынский.

   

 Каждый из этих князей переходил в новое подданство со своею "дольницей". Думается, что все это не очень нравилось великому литовскому князю Александру Казимировичу. Между Москвой и Литвой шла переписка по этому вопросу, но ни к какому результату не приводила. Видя, что подобными пересылками нельзя ничего достигнуть, великий князь литовский Александр прислал просить опасной грамоты для великих послов, которые и явились в Москву в январе 1494 года. Начались переговоры о волостях: послы представили список смоленских пригородов с волостями, которые они хотели бы оставить за Литвой, но бояре возразили. Тогда послы уступили эти волости в московскую сторону. "А то волости Смоленские... Демена, Ковыльня... Владыки смоленского волости... Любунь, Ближевичи, Печки...". 

  

 1494 год - первое упоминание о поселение Демена.

 

 Потом еще раз Спас-Деменск как волость Демена упоминается в Перемирной грамоте 1503 года. Перемирная грамота была написана от имени великого князя Иоанна, государя всея Руси, и его сыновей. Александр - великий литовский князь - обязался не трогать земель московских и прочих - всего 19 городов, 70 волостей, 22 городища, 13 сел: "Волости... Демена, Снопот, Ковыльня, Любунь...".

 

 В 1505 году умер царь Иоанн III. В завещании своем поделил волости между пятью сыновьями. Сыну Юрию среди прочих достались волости "...Ковыльня, Ближевичи, Любунь, Снопот, Демена, Городечна да Гнездилово...".

 

 Такова история Спас-Деменска и окружающих его поселений.

 

Спас-Деменский район. Куда вели дороги...

 

 У каждого из нас есть своя родословная, которую мы обязаны знать. Такая же родословная есть и у тех сел и деревень, которые прекрасным жемчужным ожерельем были раскинуты среди полей и лесов нашего края. А теперь разорвалось ожерелье и рассыпалось на отдельные бусинки.

 

 Наши деды и прадеды обустраивали эту землю, можно сказать, костьми устилали ее, защищая от полчищ завоевателей. Жаль только, что в постоянной борьбе за выживание, за кусок хлеба насущного не всегда заботились о том, чтобы передать потомкам историю своего рода и местности, в которой проживали.

 

 В истории края (местности), в развитии его экономики значительную роль как теперь, так и прежде играли дороги. Именно на них возникали поселения, жили люди, строились храмы. И когда дороги переставали по каким-либо причинам функционировать (например, находились более выгодные пути), данная местность вымирала, зарастала в лучшем случае лесами, в худшем - бурьяном, уходили люди, исчезала жизнь. Дорога на запад к Смоленску - одна из старейших в нашем крае. Она начиналась в Калуге и шла к Мосальску, от него поворачивала в западном направлении и на территории нынешнего Спас-Деменского района имела достаточное протяжение.

 

 Давайте пройдем по этой дороге. Если обратиться к далекой истории, то можно найти намек на неё. Вспомним былину о русском богатыре Илье Муромце. Это раньше мы думали, что он плод выдумки и сказания русского народа. Ан нет! Был такой человек, который защищал Русскую землю. Прожил долгую жизнь, умер, был причислен православной церкви к лику святых, его мощи покоятся в ближних пещерах Киево-Печерской Лавры. Так вот в этой былине богатырь Илья Муромец, придя в Киев к князю Владимиру, рассказывает, как он добирался:

 

                                   А приехал я дорожкой прямоезжею  

                                   Из славного города из Мурома

                                   Через те леса Брынские 

                                   Через те грязи Смоленские.

 

 В этом отрывке просматриваются два пути через землю вятичей. Один от устья Угры вел на юг к лесам Брынским (Брянским), второй - через "грязи Смоленские" на запад к Смоленску.

 

 Возможно, этой дорогой пользовался и новгородский князь Ярослав Всеволодович, когда в 1231 году осадил город Мосальск, безуспешно пытаясь взять его. С тех пор ы знаем о Мосальске. Тою же дорогой мог пройти в четырнадцатом веке литовский князь Ольгерд для набегов на московские города и села. Но оставим предположения и домыслы и посмотрим, какой была дорога в более близкие к нам времена.

 

 В "Описании города Калуги", сделанном в 1777 году, встречается упоминание о "большой столбовой дороге на Смоленск". Столбовым называли почтовый тракт, ибо только на нем устанавливались верстовые столбы. В шестнадцатом веке столбовая дорога шла от города Калуги через деревню Анненки к устью Угры, а оттуда до села Зубова. От него одна почтовая дорога уходила на Юхнов, а транспортный ельнинский большак вел в направлении на Мосальск. Собственно с села Зубова и начинался ельнинский транспортный путь на Смоленщину.

 

 От села Зубова до западной границы Калужской области протяженность пути составляла чуть более 100 верст. На этом стоверстном пути находился 31 населенный пункт, не считая постоялых дворов. Назовем их, сохраняя прежние названия: Зубово - Утринка - Федоровка - Сосновка - Тарасово - Кресты - Степановка - Ряполово - Дошино - Аниконово - Котово - Выжа - Неручь - Шершнево - Шемелинки - Бельная - Крюково - Шопотово - Сажино - Верхуличи - Утрикова - Вдовец - Тульцева - Спас-Деменское - Оболва - Стаи - Овсищи - Митино. Начиная с деревни Шопотово все населенные пункты входят в нынешний Спас-Деменский район.

 

 Но... от деревни Шопотово повернем сначала на юго-восток района. На пути встретилась бы нам деревня Осотенка. Верней сказать, бывшая усадьба помещика, дворянина А. Подашевского. Через несколько верст деревня Гайдуки. Она расположена на реке Ионинке при слиянии её с рекой Ковыленкой. По сохранившейся липовой аллее попадаем в Ковыльню - одно из стариннейших поселений нашего края. Сведения о ней относятся к январю 1494 года, когда большие послы от великого литовского князя Александра Казимировича приехали в Москву к русскому царю Ивану III Васильевичу просить оставить за Литвой те волости, которые принадлежали Литве ещё по договору между Казимиром и Василием, но Иван III возразил. Тогда послы уступили Ковыльню в московскую сторону.

 

 Ну а теперь, в Ст. Ближевичи, весьма удаленную от районного центра деревню. Она принадлежала помещику, дворянину Игнатьеву. В годы становления Советской власти деревня Ст. Ближевичи была одной из самых передовых в политическом смысле. Именно здесь был создан один из первых сельских советов во главе с председателем П. В. Мизиренковым. А также образована самая первая сельская комсомольская организация (по данным Т.Ф. Силаева).

 

 Одно из красивейших сел нашего края - село Понизовье - располагается вдоль реки Болвы. Река теперь обмельчала и от бывшей полноводной с плотиной и мельницей, на всю округу остался один ручеек. Известны три владельца Понизовья. Один из них капитан А.В. Зыков. Именно он в 1830 году построил каменный Воскресенский храм с приделами в честь Рождества Пресвятой Богородицы и св. Николая Чудотворца. Затем Понизовьем владел Палицын. Один из представителей этого рода служил начальником генерального штаба в Русско-японской войне. Перед революцией хозяином Понизовья стал Н.И. Лопатин, он владел 1073 десятинами земли. В парке села Понизовья стоял памятник Александру I, установленный в 1816 году в память о победе над Наполеоном в войне 1812 года. Усадебный ландшафтный парк села Понизовья площадью девять гектаров занесен в памятники природы Калужской области.

 

 Чуть севернее Понизовья расположилось село Печки. Первое упоминание о нем относится к 1949 году, когда вместе с Ближевичами и Любунью оно отошло от Литвы в московскую сторону. Добавим, что Ближевичи, Печки и Любунь относились к землям смоленского владыки, то есть были церковными. В селе Печки находился храм в честь Георгия Победоносца.

 

 Ближе к Варшавке расположена деревня Крисилино - родина поэта Александра Шевелева. В своих произведениях он описывал те места, где провел детские годы: река Болва, Варшавское шоссе, Спас-Деменский перрон, откуда уезжал и возвращался к родному порогу.

 

                                              Босое детство и дорога

                                              Куда-то в дальние края,

                                              Она сулила очень много,

                                              На всех - одна,

                                              Для всех - своя. 

 

 По Варшавке вернемся к хутору Новоалександровскому.  Основателем и строителем хутора Новоалександровского был самый младший сын в большом семействе Михаила Петровича и Варвары Алексеевны (урожд. Волконской) Нарышкиных. История усадьбы Нарышкина начинается примерно с 1821 года. Достоверно известно, что до 1821 года на ее месте располагалась пустошь. В 1821 г. в девятнадцатилетний Александр михайлович Нарышкин начал строиться. Он возвел деревянный дом на высоком фундаменте, флигель, конюшни и другие художественные постройки. Заложил огромный циркулярный парк с дорожками и аллеями, обсаженными липой, дубом, сибирской сосной, редкими видами кустарников. Обустройство этой усадьбы происходило в 1830-1840 годах. Вокруг имения стали появляться дома, населенный пункт получил название Александровский по имени владельца-строителя.

 

 Так уж получилось, что Варшавское шоссе делит Чипляево на две половины. с одной стороны д. Ерши, по другую - станция Чипляево. Наивыгоднейшее экономическое положение Чипляева сложилось в конце XIX века, когда проложили Уральско-Рязанскую железную дорогу, связавшую наш край с югом, востоком и западом России. Привозимые по Варавской дороге товары перегружались в вагоны. Говорят, что вначале здесь проложили три железнодорожных пути. Сцепщики, перегоняя вагоны и формируя составы, кричали друг другу: "Чипляй, чипляй!" - то есть сцепляй вагоны. Видимо, от этого "чипляй" и пошло название станции Чипляево.

 

 Народ в Ершах был задорный, азартный, неуступчивый, ершистый. Может отсюда и пошло название деревни Ерши. Но мололи зерно честно, лишнего за помол не брали. Когда у местного населения вставал вопрос, куда везти зерно на помол, говорили:"К ершам поедем".

 

 Последний пункт по дороге - д. Куземки. Здесь в 1905 году Комитетом попечительства народной трезвости была открыта библиотека. 

 

 Но мы несколько отвлекались от первоначального пути и снова возвращаемся на ельнинский большак. В пределах нынешного Спас-Деменского района он начинался от дер. Шопотово. Далее шло с. Сажино с храмом в честь Животворящей Троицы (1790). На Троицу здесь проходила ярмарка.

 

 Через дер. Верхуличи и Утриково попадаем в село с загадочным названием Вдовец. Храм в с. Вдовец был одним из самых старинных на территории нашего района. Он основан ещё в 1600 году и назван в честь св.Афанасия и Кирилла с приделом в честь св.Николая Чудотворца.

 

 За Вдовцом через полтора километра д. Тульцева, последняя деревня на ельнинском большаке перед Спас-Деменском.

 

 По первой административной реформе 1708 года волость Демена приписывалась к Мосальскому уезду Смоленской губернии. В 1719 году Петр I провел вторую реформу, в результате которой Мосальский уезд вошел в Калужскую провинцию, а та в свою очередь в московскую губернию. В 1776 году, после третьей реформы, проведенной Екатериной II, образовалось Калужское наместничество. Мосальский уезд с середины XIX века и до 1917 года делился на три стана. Местечко Спас-Деменское относилось к третьему стану. Площадь третьего стана примерно совпадала с площадью нынешнего Спас-Деменского района. Стан возглавлял становой. Становая квартира располагалась на ул. Малой Морозовской (ныне ул. Соловьева в г. Спас-Деменске). Стан делился на волости: Морозовскую, Понизовскую, Стаицкую, Парфеновскую, Лубинскую, Лазинскую, Пятницкую, Снопотскую, Ртинскую.

 

 Продолжаем двигаться дальше по ельнинскому большаку. Кроме упомянутых выше населенных пунктов на этом пути находилась деревня Оболва (Болва). В начале XIX века в селе насчитывалось 33 двора, в то время как в местечке Спас-Деменском только пять.

 

 В село Любунь можно было проехать двумя путями. Первый путь, которым пользуются сейчас, это от д. Стаи повернуть на д. Проходы, через д. Ивановку - и вот село Любунь. Но мы туда попадем другим путем. Именно он долгое время использовался населением, тем более что здесь тоже есть кое-что интересное.

 

 Путь наш пролегает через Гридино, Дупельно, Пальково, Осиновку. Деревня Гридино славилась своими бондарями (те, кто делали бочки). В д. Дупельно делали веревки. Мастера-веревочники были там первостатейные, занимались в каждом дворе, тем более что устройство для этого нужно было немудрящее. Вили веревки на любой размер, от бечевки до канатов.

 

 Имение Пальково и д. Осиновка принадлежали православным полякам Владиславу и Елене Шарским. Деревни даже внешне были очень культурные, дорога между Пальковом и Осиновкой была вымощена булыжником. В них были устроены пруды. В Палькове занимались винокурением, здесь пробудили артезианскую скважину. Шарские имели огромную по тем временам библиотеку на польском языке, во время революции она бесследно исчезла. Скорее всего, что ее использовали местные жители, чтобы растпливать печи, рассуждая при этом: все равно непонятно, что написано. До сих пор в тех местах стоит лес, известный местным жителям как Шарский.

 

 А вот и Любунь. Село стоит на берегу р. каменки, которая впадает в р. Десну. Село имеет древние корни и упоминается в летописях с 1494 года. В те времена эти земле принадлежали смоленскому владыке.

 

 В с. Любунь стоял красивейший Успенский храм с приделом в честь Тихвинской иконы Божьей Матери. Его построил мосальский купец Антон Семенович Хлюстин в 1782 году. Строил он и больницы. Одна из них - лечебница для душевнобольных в д. Бушмановке под Калугой.

 

 Между д. Пузачево и д. Ивановкой находилось поместье сестры Елизаветы Дамановой Анны Силиной, в замужестве Горковой. У д. Синьгаево находился женский монашеский скит, отделение Белокопытенского монастыря. Сам монастырь располагался в трех километрах от с. Жерелева и назывался Казанский Белокопытенский женский монастырь.

 

 Снопот - одно из самых старинных и, можно сказать, древних поселений нашего края, упоминания о котором относятся к XV веку. По известным данным, в 2012 году Снопоту исполнилось 565 лет со времени первого упоминания в архивных документах (записи датируются 1447 годом).

 

 Снопот ведет свое название от реки Снопоть. По своему физико-географическому положению село Снопот и его окрестности находятся в пределах Средне-Русской равнины. Ни крупных возвышенностей, ни резких понижений на этой территории нет. Речка Снопоть берет начало у деревни Холм и впадает в реку Десна уже в Брянской области. Имеются речки Луговица и Черчовка, впадающие в Снопоть. В 80-х гг. прошлого века запрудили р. Снопоть, насыпали дамбу, образвалось красивое искусственное озеро - Снопотское.

 

 Война прошлась по снопотской земле со всей жесткостью. Сколько снопотчан ушло на фронт, никто не считал, а тем более не считал, сколько вернулось. Все мужчины призывного возраста принимали участие в Великой Отечественной войне. на территории Снопотского сельсовета партизанских отрядов не было.

 

 Снопот был освобожден 30 августа 1943 года в ходе общего наступления на Ельню. Враги нанесли территории огромный ущерб. Деревни были полностью или частично сожжены - из 55 домов осталось только три.

 

 Как память о войне в Снопоте стоит памятник на братской могиле. С большой любовью снопотчане ухаживают за захоронением воинов, освобождавших их край.

 

 Село Пятницкое было старинным родовым поместьем графов Орловых - тех самых, которые были фаворитами императрицы Екатерины II и баловнями власти. В усадьбе были дом, сады, другие постройки. Усадьба находилась в нескольких километрах на запад от с. Снопот на реке Луговице и называлась Аделино.

 

 Севернее Снопота, между дер. Козловка и дер. Карпово располагалось сельцо Владимировское - усадьба В. И. Дубровина. В настоящее время об этом сельце никто не помнит. Никто уже не знает о его местоположении. На карте 1914 года это сельцо ещё обозначено. За 1914 год там было 3 двора, в которых жило 3 души мужского пола и 5 женского пола. 

 

 Недалеко от Снопота - дер. Иловец. Жители  ее отличались от других тем, что вопреки записям в церковных книгах, а потом и в свидетельствах о рождении стремились окрестить друг друга по-своему. В даче прозвищ, возможно, сказывалось стремление выделить главную броскую черту характера, внешности, привычек, манеры поведения. Это стало своеобразной данью деревенского добродушия, слегка озорноватого тонкого юмора. Ничего в этом обидного не было, никто не возражал и не сопротивлялся своему прозвищу, ибо всегда исходило оно от авторитетных лиц. Так и жили в дер. Иловец Васька-жук, Иван-медвежонок, Илья-галчонок, Ефрем-чугунок.

 

 От Снопота по заросшим стежкам-дорожкам через Обирог и Семеново хотелось бы добраться до с. Сычева. но нет теперь ни Сычева, ни Никольского храма в нем - главная деревня здесь Нестеры. На описываемый нами период Сычевская волость относилась к Ельнинскому уезду Смоленской губернии. К сожалению, сведений о с. Сычеве не сохранилось. 

 

 От Нестеров снова по ельнинскому большаку едем до поворота на павлиновскую дорогу. Местность здесь слабохолмистая, почти равнинная. Леса почти нет, только небольшие березовые перелески у дер. Оселье, Горбачи, Успех. Западнее Павлинова протекает река Грохот, восточнее - Добричка. Дата первого упоминания с. Павлинова неизвестна. Последней помещицей с. Павлинова была Розанова. В нем сохранился храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Но его закрыли десять-тринадцать лет назад. На полуобвалившемся куполе поселились аисты, а в сохранившейся алтарной части чудом уцелели фрески святых, а том числе Василия Великого.

  

 От ст. Павлиново дорого идет на с. Гнездилово. Здесь проходила бойкая старинная дорога, по которой из Калужской губернии был выход на Смоленщину. Село Гнездилово относилось к Ельнинскому уезду Смоленской губернии. О волости Гнездилово известно с 1503 года. В своей духовной грамоте Иван III завещал Гнездилово своему сыну Юрию. В с.Гнездилове имелась красивая усадьба с огромным парком, одной стороной опустившимся к реке Демине. Усадебный ландшафтный парк площадью четыре гектара занесен в памятники природы Калужской области.

 

 Недалеко от Гнездилова - деревня Веселуха. Жили в здешних местах гончары. Видимо, здесь имелись запасы какой-то особенной глины, поэтому из нее делали горлачи, горшки, доенки, маслобойки и цветочные горшки. Навезут в ярмарочный день горы посуды в Спас-Деменск - любо-дорого поглядеть. Теперь дер. Веселухи нет и в помине, бурьяном заросли ямы, где стояли дома-избы с кирпичными самодельными горнами. А глиняную посуду веселухинских мастеров можно увидеть разве только в музеев.

 

 Впереди у нас с. Лазинки. Оно стояло и стоит на старинной дороге, по которой можно проехать на Угру, а там и до Вязьмы. В нем Ильинская церковь с приделом в честь святых великомученников Флора и Лавра, по народному поверью покровителей лошадей. Первую церковь построили еще в 1746 году. В Лазинках до сих пор существует легенда, будто бы церковь ушла под землю. Возобновлена была она в 1863 году А. С. Мусиным-Пушкиным.

 

 Рядом с церковью в липовом сквере, окаймленном акацией, стоял памятник царю Александру I за красивой железной оградой, сработанной местными кузнецами.

 

 Село делилось на две части: Поповку и Кузнецовку. На Поповке жили люди побогаче: Муравьевы, Баталины, Дудины. Н.Н. Дудин владел и хутором Бобровка. На хуторе было налажено производство самопрялок, без которых не обходился ни один крестьянский двор. На 1910 г. семейство Дудиных владело 2172 десятинами земли.

 

 Издавна вокруг Лазинок стояли хутора, принадлежащие латышам. В период коллективизации они образовали коммуну "Дарба Вениба" и основали деревню Бородино. В Лазинках живет потомок латышей А. Канеп. Он написал воспоминания о своих земляках. А также он прекрасно пишет стихотворения.

 

 В с. Старинки стояла большая деревянная Никольская церковь, срубленная без единого гвоздя мастерами-плотниками из д. Наумово. Мастерство наумовских плотников славилось на весь Мосальский уезд и даже на Смоленщине. Уже весной приходили их "сватать", звать на работу. В предзимье расходились наумовские по деревням рубить избы, класть прирубки, надворные постройки ставить.

 

 На генеральном плане Мосальского уезда 1777 года нанесены все деревни этого куста: Чебыши, Старинки, Шелохи, Коскино, Наумово, Прудищи, Сежиково, а также последний пункт нашего путешествия - д. Парфеново.

 

 Почему деревня названа так, никто уж не знает. Говорят, что жили в этой местности три брата, одного из них Парфеном звали. В честь его и назвали деревню, а за какие заслуги, поди теперь гадай. Славились парфеновские мастера умением вырезать из дерева ложки, миски, ковши, чашки, совки и другую необходимую в крестьянском обиходе утварь. Тем и жили, что продавать на ярмарки возили.

 

Административное устройство.  

 

В состав района входит один город районного подчинения Спас-Деменск и 12 сельсоветов: Буднянский, Ипотский, Лазинский, Любунский, Нестеровский, Новоалександровский, Павлиновский, Парфёновский, Понизовский, Снопотский, Стаицкий, Чипляевский. Сельсоветы Спас-Деменского района:

 

 _____________________________________________________________________________________________________________________________

 

* Хочется добавить, что история - это наше прошлое. Зная историю своей страны, города, деревни, семьи, человек знает прошлое, тем самым осмысливает и понимает настоящее и заглядывает в будущее. Не зная истории, человечество ходило бы по замкнутому кругу, повторяя ошибки предков. Анализ и изучение этих ошибок способствует развитию цивилизации. 

 

 Хорошее выражение - "История — наставница жизни". Действительно, люди, не знающие историю, склонны повторять ошибки прошлого. Я надеюсь, что эта информация об истории нашего родного и любимого города была Вам полезной, и Вы узнали что-то новое и интересное для себя!

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»